Книги о любви учителя и ученика

Posted on Хотя к моменту нашего знакомства я уже давно вышла из школьного и студенческого возраста, да и замужем была уже пять лет. Но так получилось, что мой "учитель", а потом и муж, предложил именно такую модель наших отношений, правда, не озвучивая ее на словах. Он научил меня правильно ходить, со вкусом одеваться, понимать поэзию, музыку, философию, правильно говорить и общаться с другими людьми.

У него я впервые услышал имена, о которых раньше ничего не знал. Разговор с ним стал для меня настоящим открытием. Только от него я узнал, что ничего не понимаю в отношениях, что общество - это не детский сад или интернат, в котором меня воспитывали до семнадцати лет, и что взрослое общество требует иных отношений, чем детский мир. Я был совершенно не готов к этому.

Он стал для меня учителем и проводником во многих отношениях, не только универсальным. Начитанный, интересующийся живописью, музыкой, поэзией, литературой, пишущий стихи, он сформировал мои музыкальные, поэтические, художественные вкусы и познакомил меня с новым миром. Он вылепил меня, как Пигмалион вылепил свою Галатею, влюбившись в собственное творение.

В конце концов, наши отношения переросли рамки дружбы - я стала его женой, - но у этого сюжета был печальный конец: учитель не был готов к тому, что однажды его создание перерастет эти рамки и из объекта захочет стать субъектом. И тогда он будет писать: Когда Галатея открыла глаза, И этот урод - мой богом данный муж?

Лучше обратно в камень! Я помню: Он гладил меня Я не вынесу этой каменной пытки! Живой или мертвой, я не останусь ни дня. И он не растерялся. Пусть он и камень. Но я дала ему надежду и нежность. Отныне этого достаточно. Почему я об этом вспомнил? Потому что эта история имеет много параллелей с историей любви Абеляра и Элоизы. Их отношения тоже начинались как история учителя и ученика: дядя Элоизы пригласил к своей любимой племяннице, которой едва исполнилось семнадцать, лучшего и авторитетнейшего богослова Парижа, на двадцать лет старше своей юной родственницы.

Многие сочли бы за честь иметь такого учителя и наставника. Но давайте остановимся на этом, поскольку меньше всего нам хочется дальше развивать любовную линию этих отношений. Тем более что об этом написано много книг, а их история любви давно стала классикой. Мне бы хотелось перенести историю любви "учителя и ученика" в социокультурную плоскость, в обсуждение силы знания, насилия над учеником. Даже если знание - благо, оно не перестает быть инструментом подавления.

Не случайно секс часто был формой посвящения в сакральные и иные знания, как в древние времена. Элоиза воспитывалась в монастыре, переняв все религиозные нормы и практики монастырской жизни, включая понимание роли женщины как искусительницы и источника зла. Выйдя из монастыря образованной, начитанной и продвинутой, она, тем не менее, должна была усвоить нормы светской жизни, впитать то, что было запретным для любой монахини.

Это становилось для девушки своего рода инициацией. В результате вторичной социализации ей предстояло освоить женское пространство со всеми нормами существования в нем.

В результате вторичной социализации ей предстояло освоить женское пространство со всеми нормами существования в нем.

Абеляр, как учитель, должен был выполнять именно эту роль. Девушка привлекла его не только своей красотой, но главным образом тем, что она была начитанной и образованной. В своей исповеди с высокомерием и снисходительностью он пишет: "Поскольку женщины очень редко обладают таким даром, то есть ученостью, это еще больше возвысило девушку [Элоизу] и сделало ее известной во всем королевстве. И, обдумав все, что обычно привлекает влюбленных, я счел за лучшее завести с ней роман".

И далее: "Мне были известны познания этой девушки в науках и ее любовь к ним, и потому я был уверен, что она легко даст мне свое согласие". И он действительно многому научил девушку: философии, диалектике, логике, но не это было главным предметом его учения. Он преследовал совсем другую цель: манипулируя Элоизой и ее дядей, он использовал свой статус учителя, чтобы искусно замаскировать сексуальные игры, которые быстро переросли в настоящие отношения: "...под предлогом преподавания мы всецело предавались любви, а усердие в учебе давало нам тайное уединение".

И над раскрытыми книгами было больше слов любви, чем учебы; больше поцелуев, чем мудрых изречений; руки чаще тянулись к груди, чем к книгам, а глаза чаще отражали любовь, чем следовали написанному."

И над раскрытыми книгами было больше слов любви, чем учебы; больше поцелуев, чем мудрых изречений; руки чаще тянулись к груди, чем к книгам, а глаза чаще отражали любовь, чем следовали написанному. Однако письма Элоизы к своему возлюбленному доказывают, что она отвечала взаимностью и ждала этих встреч не меньше, чем он.

В конце концов, любовь, начавшаяся как легкий флирт, обернулась для обоих страданиями и мучениями: Мир - не мой мир, и небесный свет - не мой свет, Когда Абеляр не со мной. Посты, молитвы до конца не в силах соперничать с моей страстной натурой.

Гелоза - Абеляру. Удивительно в этой истории другое: именно Элоиза, а не Абеляр, провозгласила свободу их любовной связи; именно она, обесчещенная и опозоренная, отказалась выйти замуж, считая, что это разрушит карьеру ее возлюбленного. Она хочет оставаться его любовницей и рабыней, потому что для ее любимого философа жизнь была бы невыносимым бременем, и она не желает делать ничего, что могло бы помешать ему.

Ты знаешь, как невинно, впервые, Я шел на те роковые свиданья, Где под личиной дружбы, сила Любви огнем овладела мной. Ты был для меня как ангел света. В сиянии твоих непостижимых глаз Я всегда видел день издалека; В твоих словах божественное, высшее дивно раскрывалось.

И в свете твоих глаз я видел день издалека.

Элоиза хочет остаться орудием в руках своего возлюбленного, видя в Абеляре Бога, а быть орудием в руках Бога вовсе не позорно, а почетно. Она берет на себя ответственность за то, что случилось с Абеляром, она считает себя причиной всех его зол. <Более того, она считает себя олицетворением зла, не допуская даже мысли о том, что ее Мастер может манипулировать ею. Как Бог он безгрешен. О, величайший вред всегда исходит от женщин великим мужчинам! Но сам Абеляр прекрасно понимал, что это не так, просто потому, что сам он никогда не воспринимал Элоизу как личность.

Такое отношение к женщинам, однако, было характерно для всех интеллектуалов того времени, да и сегодня оно не редкость. И по закону бумеранга это оказалось его личной трагедией и самым большим поражением Тины Гай.

Навигация

thoughts on “Книги о любви учителя и ученика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *