Кому летать, а кому ползать

Гладкое и серебристое, оно сливается там с голубым южным небом и крепко спит, отражая в себе прозрачную ткань перистых облаков, неподвижных и не скрывающих золотых узоров звезд. Кажется, что небо все ниже и ниже склоняется над морем, желая понять, о чем шепчут беспокойные волны, сонно наползающие на берег. Горы, поросшие деревьями, уродливо изогнутые северо-востоком, подняли свои вершины в резких взмахах в синюю пустыню над ними, их суровые контуры округлились, одетые в теплый и нежный туман южной ночи.

Горы, поросшие деревьями, подняли свои вершины в резких взмахах в синюю пустыню над ними, их суровые контуры округлились, одетые в теплый и нежный туман южной ночи.

Горы приобрели важный задумчивый вид. Черные тени упали от них на пышные зеленоватые гребни волн и облепили их, словно желая остановить единственное движение, заглушить тихий плеск воды и вздохи пены - все звуки, нарушающие тайную тишину, разлитую вокруг голубым серебром сияющей луны, еще скрытой за горными вершинами. Он и я лежим на песке возле огромной скалы, оторванной от родной горы, в тени, поросшей мхом - печальной, хмурой скалы.

Он и я лежим на песке возле огромной скалы, оторванной от родной горы, в тени, поросшей мхом. <С той стороны, что обращена к морю, волны выбросили грязь, водоросли, и камень, отягощенный ими, кажется привязанным к узкой полоске песка, отделяющей море от гор. Пламя нашего костра освещает его со стороны, обращенной к горе, он вздрагивает, и тени пробегают по старому камню, изрезанному частой сетью глубоких трещин. Мы с Рагимом готовим рыбный суп из только что пойманной рыбы, и у нас обоих такое настроение, когда все кажется прозрачным, духовным, позволяющим проникнуть в себя, когда сердце так чисто и светло и нет никаких желаний, кроме как думать.

И море ласкает берег, и волны звучат так ласково, как будто просятся погреться у огня. Иногда в общей гармонии плеска слышна более возвышенная и озорная нота - это одна из волн, более смелая, подползает ближе к нам. Рахим лежит по грудь на песке, головой к морю, и задумчиво смотрит в туманную даль, опираясь на локти и положив голову на ладони. <Лохматая баранья шапка сдвинута на затылок, свежесть моря обдувает его высокий лоб, покрытый мелкими морщинками. Он философствует, не спрашивая, слушаю ли я, как будто разговаривает с морем: "Человек, верный Богу, попадает в рай. А кто не служит Богу и пророку? Может быть, он в этой пене... И эти серебряные пятна на воде, может быть, тоже он... кто знает? Темное, могучее море светлеет, и в некоторых местах появляются небрежно брошенные отблески луны.

Она уже выплыла из-за мшистых горных вершин и теперь задумчиво льет свой свет на море, тихо вздыхая ему навстречу, на берег и скалу, у которой мы лежим. Расскажи мне историю..." прошу я старика. Я люблю твои сказки. прошу я. Я хочу услышать старую песню, и унылым речитативом, стараясь сохранить своеобразную мелодию песни, он рассказывает. Я "Высоко в горах Эрл ползал и лежал там в сыром ущелье, свернувшись узлом и глядя на море.

Высоко в горах Эрл ползал и лежал там в сыром ущелье, свернувшись узлом и глядя на море.

Высоко в небе сияло солнце, и горы дышали жаром, и волны внизу разбивались о скалы... А по ущелью, в темноте и брызгах, поток мчался к морю, грохоча по камням... Весь в белой пене, серый и сильный, он рассекал гору и падал в море, злобно завывая. Вдруг в ущелье, где свернулся Угорь, с неба упал Сокол с разбитой грудью, с кровью на перьях... С коротким криком он упал на землю и в бессильной ярости ударился грудью о твердый камень... Угорь испугался и быстро пополз назад, но вскоре понял, что жизни птицы осталось две-три минуты... Подползя ближе к разбитой птице, он шипел ей прямо в глаза: "Ты что, умираешь?

Я знаю счастье! Я храбро сражался! Я видел небо... Ты не увидишь его так близко...! Бедняга! Мне здесь хорошо... тепло и сыро! Так отвечала вольная птица, и в душе он посмеялся над ней за эти глупости. И так думал: "Летай или ползай, конец известен: все упадет в землю, все будет прахом..." Но храбрый Сокол вдруг очнулся, встал немного и повел глазами по ущелью... Сквозь серый камень сочилась вода, в темном ущелье было душно и пахло гнилью.

И закричал Сокол от тоски и боли, собрав все свои силы: "О, если бы я мог хоть раз подняться в небо!... Я бы прижал своего врага... к его ранам и... он бы захлебнулся моей кровью!..! О, счастье битвы! И я подумал: "Должно быть, действительно приятно жить в небе, если он так стонет...! Может быть, крылья поднимут тебя вверх, и ты проживешь еще немного в своей стихии". И Сокол затрепетал и, гордо крича, пошел к обрыву, скользя когтями по слизи камня.

И вот он, расправив крылья, вздохнул всей грудью, сверкнул глазами и покатился вниз. И как камень, скользя по камням, он быстро падал, ломая крылья, теряя перья... Волна потока подхватила его и, омыв его кровью, обдав пеной, покатила в море.

И волны моря с печальным ревом бились о скалы... И труп птицы не был виден в морском просторе... II Лежа в ущелье, Уж долго думал о смерти птицы, о страсти к небу. И так он смотрел в ту даль, что вечно ласкает взор мечтой о счастье.

Почему такие, как он, умирая, смущают душу своей любовью к полетам в небо? Что им там ясно? И я мог бы узнать все это, взлетев в небо, хотя бы ненадолго. Он сказал и сделал. Он свернулся в кольцо и закружился в воздухе, сверкая на солнце узкой лентой. Рожденный ползать, он не может летать! Забыв об этом, он упал на камни, но не убился, а рассмеялся... - Так вот в чем прелесть полета в небе!

Это осенью! Веселые птицы! Не зная земли, тоскуя по ней, они взлетают высоко в небо и ищут жизни в знойной пустыне. Там нет ничего, кроме пустоты. Света много, но нет ни пищи, ни опоры для живого тела. Так зачем же гордиться?

Почему упреки? Затем, чтобы прикрыть им безумие своих желаний и спрятать за ним свою непригодность к делу жизни? Нелепые птицы! Но я больше не буду обманываться их речами! Я сам все знаю! Я видел небо... Я испытал его, я измерил его, я познал его падение, но я не разбился, я только все больше и больше верю в себя. Пусть живут в обмане те, кто не умеет любить землю. Я знаю истину.

И их призывам я не поверю. Земля - мое творение, земля - моя жизнь. И он свернулся калачиком на скале, гордый собой. Море сверкало, все в ярком свете, и волны грозно бились о берег. В их львином реве зазвучала песня гордой птицы, скалы содрогались от их ударов, небо дрожало от грозной песни: "Безумству храбрых мы славу поем! Безрассудство храбрых - мудрость жизни! О храбрый Сокол! Ты проливал кровь в битвах с врагами... Но придет время - и капли горячей крови твоей, как искры, вспыхнут во тьме жизни, и многие храбрые сердца загорятся безумной жаждой свободы и света!

Пусть ты умрешь! Но в песне храбрых и сильных духом ты всегда будешь живым примером, призывом гордых к свободе, к свету! Безумству храбрых поем мы песню! На воде все больше и больше серебряных пятен от лунных лучей... Наш чайник тихо закипает.

Одна из волн игриво накатывает на берег и, вызывающе шумя, ползет к голове Рахима. Меня ничуть не забавляют и не пугают выходки Рахима, одухотворенного волнами. Все вокруг выглядит странно живым, мягким, ласковым. Море так впечатляюще спокойно, и чувствуется, что в его свежем дыхании на горах, еще не остывших от дневного зноя, скрыто много мощной, сдержанной силы. По темно-синему небу золотым узором звезд написано что-то торжественное, завораживающее душу, смущающее разум сладким ожиданием какого-то откровения.

Все дремлет, но дремлет напряженно и чутко, и кажется, что в следующую секунду все пробудится и зазвучит в гармоничном созвучии неизъяснимо сладостных звуков. Эти звуки расскажут о тайнах мира, объяснят их разуму, а потом погасят его, как призрачный свет, и унесут душу с собой высоко в темно-синюю бездну, откуда трепещущие узоры звезд тоже зазвучат для нее дивной музыкой откровения...". Анализ стихотворения Горького "Песня о Соколе" Знакомясь с творчеством Горького, мы встречаем путника, который поет песню о Соколе.

Автор рисует прекрасные пейзажи высоко в горах с морем внизу. Бескрайнее небо украшает яркий диск солнца. Песня поется от имени крымского чабана. В ней рассказывается о прекрасной птице, которая летит по небу и по воле злой судьбы ранена в грудь. Она падает в горное ущелье. Там уже спал Еж, антагонист Сокола. Между героями происходит разговор, в котором раскрываются характеры обоих.

Противостояние двух полярных взглядов на жизнь становится особенно заметным. Горький приглашает нас окунуться в мировоззрение каждого персонажа и поразмышлять.

"Ежик и сокол" - это попытка автора символически отразить возможность ответа на фундаментальные вопросы человека. Здесь отражены смысл жизни, предназначение людей и мысли о том, что будет после нас. Фольклорная образность приукрашивает эти сложные, а порой и парадоксальные вопросы. Такая литературная форма облегчает их восприятие. Обращение к простым и понятным образам, делает ее более доступной для всех людей.

В песне мы видим, что не только мы предчувствуем будущее.

В песне мы видим Ежика, который ни к чему не стремится. Его устраивает статус-кво и жизнь в целом. Он подкрепляет свою позицию размышлениями о непостоянстве всего сущего.

Навигация

thoughts on “Кому летать, а кому ползать

  1. Конечно. Я присоединяюсь ко всему выше сказанному. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *