Ленинград мы за все хорошее

Автор Kluber На чтение 5 мин. Просмотров Опубликовано Мудрый и совсем не зануда, хотя ему уже далеко за 80... "Я мог бы набросать портрет поколения. Но почему? Я думаю, что сегодня нам мешает наш опыт. В словарях вроде словаря Даля написано, что "на сто лет приходится три поколения людей".

Так вот, я подхожу к концу третьего поколения. Мы - мое и предыдущее поколение - как мы жили? Мы не знали, что такое деньги. Была зарплата и сберегательная книжка. На этих сберегательных книжках хранились мистические сбережения, в основном на черный день или на похороны.

Старики и старухи откладывали деньги, чтобы быть похороненными по-человечески. То, что я ел раньше, когда был дефицит, я ем и сейчас, когда в магазинах есть все. Я считаю, что нужно носить только то, что хочется и что старо. Деньги пришли в мою жизнь в конце второго поколения... Гениальный математик Перельман, имея пакет молока и хлеб, отказался от миллиона долларов не потому, что он был дебил, а потому, что вокруг были дебилы. У нас всегда было темное прошлое, жуткое настоящее, светлое будущее... Светлое будущее находится где-то на горизонте, а оно, как известно, отдаляется по мере приближения.

С времен Нерона, инквизиции, французской буржуазной революции или Великой депрессии мы ждали чего-то неслыханного и притворялись, что будет лучше. Я помню постановку Театра Сатиры "Безумный день, или Женитьба Фигаро", красивый, элегантный, бездумный мюзикл-танец о любовном треугольнике, где Бомарше позволил себе сказать в конце монолога Фигаро: "Все остальные играли в азартные игры, но только я один был честен". Эта фраза была зачеркнута на всякий случай, потому что могли подумать... То ли Карякин, то ли Афанасьев, который их очень любил и дружил с ними, сказал, что история "шестидесятников" и все их прекрасные порывы - это ускорение внутри прыжка.

Очень образное и точное определение состояния того времени. А сегодня, когда все уже давно приземлились, население пытается разогнаться после прыжка - тупик и безвыходность. Я очень устал от этой страны. Во-первых, я ее заслужил, а во-вторых, другой уже не будет. Каждые полвека налетает ветер перемен. Обычно ветер перемен порывистый и мощный. Но идти против ветра сегодняшних перемен нужно дозированно и в соответствии со своим возрастом. А "дуть" против ветра перемен со стареющей струей чревато.

Перемены... Сейчас можно спать с кем хочешь, мужчины могут даже жениться друг на друге. Но до этого люди десятилетиями сидели в тюрьме. Мы выпиваем по бокалу бренди и начинаем болтать - мы редко видимся. В коридоре стоят два стройных мальчика, один в одном конце вагона, другой - в другом.

Стоят, смотрят в окно, незнакомы друг с другом. Начинается поезд, они ныряют в одно купе, тесно. Мы пьем, мы друзья. Я говорю: "Фима, подумай - люди предаются этой пагубной страсти, рискуя своей свободой".

Фима, мы живем только один раз. Надо успеть попробовать". Он говорит: "Шура, я не могу, я очень смешной. Вчера тебя сажали за валюту, сегодня ты можешь держать миллиарды долларов на счетах. Вчера вы не могли покупать и перепродавать - сегодня на этом построен весь наш бизнес.

Вчера вы не могли покупать и перепродавать - сегодня на этом построен весь наш бизнес.

Но как жить без идеологии, без четкой государственной структуры? Когда мы решили избавиться от советского прошлого, мы не создали ничего, кроме эфемерных надежд. А вектора-то нет! И корней нет, потому что их постоянно выкорчевывают. А сегодняшние саженцы крайне подозрительны. Смысл нашей жизни заключался в том, чтобы не потерять себя в определенном узком кругу знакомых, родственников, друзей.

Этот узкий круг был один. Сейчас время диктует корпоративную дружбу, ведомственную дружбу. Тусовки стали синонимом дружбы. Я никогда не начинал жизнь с чистого листа, потому что у меня его никогда не было. Все время на листе уже было что-то грязное, и мне приходилось начинать с середины. А это трудно. Кроме того, есть огромный эгоцентризм в том, чтобы каждый раз начинать с чистого листа: смахнуть все и начать сначала.

Также есть огромный эгоцентризм в том, чтобы каждый раз начинать с чистого листа.

А куда девать следы предыдущих испорченных листов? Для этого нужна огромная сила воли. Утомительная цельность - выгодное, но очень скучное существование. Как говорил кто-то из Чехова и моя покойная няня, все болезни от нервов. А нервы - это что? Нервы - это стрессы.

А стрессы - это что? А стрессы - это жизнь. Она превращается в такую корку, что от нее невозможно избавиться.

В промежутках между этими порывами и призывами мы старались оставаться людьми. Отрывки из книги Александра Ширвиндта "Между"

Новое видео:.

Навигация

thoughts on “Ленинград мы за все хорошее

  1. По моему мнению Вы допускаете ошибку. Могу это доказать. Пишите мне в PM, поговорим.

  2. Хочется поспорить с автором, что всё исключительно так? Думаю, что можно сделать, чтобы расширить данную тему.

  3. Я считаю, что тема весьма интересна. Предлагаю Вам это обсудить здесь или в PM.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *